Translate

суббота, 20 февраля 2016 г.

Дар. 4 часть

Виктор Мирошкин
Дар. 4 часть




«Люди почти не контролируют пространство вокруг себя. Слабовидящие индивиды бродят по жизни в поисках корма. При желании можно к любому из них пристроиться, сесть на шею или начать строить из слепцов любые многоходовые козни в свою пользу, а жертвы даже не проявят интереса, пока какой-то неловкий ход наездника не заденет за живое, и жертва начнёт прислушиваться к себе и даже может начать прислушиваться к Миру вокруг себя», - так с грустью и философски размышлял уже достаточно подуставший «добровольный изгой». Он отчетливо чувствовал себя именно изгоем и понимал, что текущие мысли были каким-то образом связаны с включением мексиканца в задуманную им скрытую игру. Думать о себе таким неприятным образом сейчас не хотелось, но Совесть, однако, была сильна и водителя микроавтобуса было жаль . Успокаивал себя приходилось тем, что мексиканец примет участие в хорошем деле, хотя и помимо своей воли.

Босые ноги шлепали по воде, слегка забрызгивая штанины. Отель уже стал хорошо виден, и близость уютного номера с ожидаемой возможностью комфортно прилечь стали мешать сосредоточиться, мысль начала растекаться, увлекая поразмышлять о чужих бедах, про хотя бы того же мексиканца. Тянуло позевать и расплыться в общем миросозерцании. Звёзды, небо, озеро, лес… Тепло и вроде бы беззаботно вокруг.

Он сделал волевое усилие над собой и переключился на рабочий режим.

Отель приближался. 

Вскоре он почти остановился, не выходя на свет, который растекался далеко вокруг от пронзительно ярких в окружающей темноте уличных фонарей и уютных окон отеля. Редкие кусты на берегу озера пока немного скрывали его осторожное продвижение. Людей не было видно. Раздумывая, как проникнуть в номер, вспомнил, что видеокамер на улице не было – он это помнил. Подумалось, - «Кстати, для тайных свиданий разного рода место самое оно».

Отель состоял из крупных трёх-, двухэтажных коттеджей. В первом, самом ближнем к нему, света не было. Далее в трех светились окна. Его номер был в четвертом коттедже справа от этих трёх. В первом без света скорее всего был только офис и комнаты для персонала отеля, на его стене не было номера. Задача незаметного проникновения в свою комнату казалась нереальной, потому что надо было взять ключи на стойке у служащего.

«Ну, если нельзя совсем незаметно, то надо «отвести глаза», - сформировалась в голове задачка, и только одно решение головоломки придумалось в тот же момент – надо минимально привлечь к себе внимание, чрезмерно нагрузив впечатлением, чтобы возникло желание его сразу же забыть, как нечто раздражающее и неприятное. «Снова «мексиканский вариант», - он усмехнулся на определенную направленность хода своих нынешних мыслей – использовать людей втемную.

В тишине отчетливо послышались звуки автомобиля, который, похоже, направлялся к отелю.

Мужчина встрепенулся и побежал ближе к дороге, прячась в тени. Из-за деревьев вскоре показался автомобиль и пронесся мимо – это было такси.

Он быстро обулся и побежал вслед за автомобилем, по возможности скрываясь от света за деревьями. Бежать было не очень далеко. Внимание привлекли удобные кусты возле изгороди. Они и помогли скрытно понаблюдать за пустынной территорией – людей не было видно совсем, хотя на стоянках было несколько автомобилей.

За углом «неживого» коттеджа для персонала около коттеджа под номером один со светом в окнах чего-то дожидалось такси, в котором сидел водитель. Вскоре из домика выскочил какой-то мужчина и коротко переговорил с таксистом. После этого автомобиль осторожно развернулся и унесся в черноту наступающей ночи.

Быстро и незаметно пробежав мимо первого домика ко второму, попутно увидев в первом сквозь стекло молодую пару у стойки, он резко остановился, пару раз вдохнул-выдохнул, успокаивая сердцебиение, и не спеша вразвалку вошел внутрь второго коттеджа.

За стойкой был только крепкий мужчина средних лет с добродушной внешностью. Вошедший опустил голову и, снова изображая подвыпившего, устало упал на барьер стойки, вяло произнёс:

- Четвёртый.

- Извините, вы в гости? Я сообщу постояльцу, – консьерж не удивился вошедшему.

- Какому постояльцу? Это мой номер!

- Простите, какой хаус?

- Четыре, номер четыре.

- Вы ошиблись, сэр. Я вас провожу.

С этими словами служащий ловко выскочил из-за стойки, подхватил «пьяного» и потащил на выход. «Пьяный» с видимым удовольствием поддался «насилию».

В четвертом хаусе в это время за стойкой был стареющий мужчина, который предполагал уже скоро сладко устроиться в кресле для просмотра любимых передач с тихим звуком за банкой пива, расслабляясь в гулкой пустоте спящего отеля. Уже с полчаса он посматривал то в окно на озеро, то на часы, то просто прикрывал глаза, решая убить время. И снова смотрел на часы, проверяя - наступил ли момент расслабления. Один из клиентов отсутствовал – об этом свидетельствовал ключ на стене. Другие номера были заняты.

«Ладно, пора. Сменщик и «хозяйка» ушли к себе», - подумал консьерж и уселся в кресло, - «Не придёт уже до утра никто», - потягиваясь продолжал он себя успокаивать, устраиваясь поудобнее. Теперь от входных дверей из-за стойки была видна только верхняя часть головы седеющего консьержа, которая была направлена лицом к телеку под потолком. Служащий нажал кнопку пульта и его внимание полностью переключилось на экран. Дверь коттеджа он решает закрыть через полчаса – вдруг задержавшийся постоялец всё же придет. «Посетители здесь привередливые: ждать не любят, раздражаются на закрытые двери», - продолжал в уме рассуждать консьерж.

Но не прошло и пяти минут наслаждения покоем, как в дверь входят двое. Один поддерживает другого.

- Привет! Четвёртый номер, пожалуйста, – произносит на ходу один из мужчин, а второй опустив голову, только сопит.

- Привет! Откуда ты привёл этого господина? – служащий, кряхтя, выбирается из кресла и снимает ключ с крючка, подает коллеге. Тот передает его поникшему головой постояльцу.

- На такси приехал. Ошибся хаусом, – коротко ответил коллега. Похоже, что это событие не удивило обоих служащих, кроме одной неувязки, что поздний постоялец оказался выпивший, но без дамы. Однако и такое одиночество не вызвало особого интереса у обоих.

- Дальше я сам. Спасибо, – постоялец четвертого номера заговорил абсолютно нетвёрдым голосом и, не поднимая головы, стал вырываться из объятий приведшего его консьержа. Это ему быстро удалось – служащий сам отодвинулся подальше.

Круто развернувшись, постоялец дернулся вперед, словно падая, но удержался, схватившись за перила лестницы. Не оглядываясь, тяжело заплетаясь ногами, он побрёл по ступеням наверх. Вид его мятого костюма намекал, что отдых удался на славу.

Оба консьержа несколько секунд понаблюдали за постояльцем, в ожидании возможного падения, готовые прийти на помощь. Но подъем по лестнице проходил достаточно хорошо, и сопровождавший «пьяного» консьерж поспешил откланяться, облегченно вышел вон. Похоже, что он был не очень доволен. А служащий четвертого хауса закрыл дверь на ключ и с видимым удовольствием уселся смотреть телевизор. Вечер закончился. Наступала ночь.

«Пьяница», выйдя из поля зрения служащего, бодро рванул в номер и заперся в нём. Предстояло коротко отдохнуть и сгруппироваться для нового рывка сознания. Он разделся, быстро принял душ, прибавил 4 часа к текущему времени и установил будильник. Улегшись в постель, мгновенно уснул. Это он умел.


Продолжение - http://victormiroshkin.blogspot.ru/2016/02/5.html

Комментариев нет:

Отправить комментарий