Translate

четверг, 18 февраля 2016 г.

Дар. 3 часть


Виктор Мирошкин
Дар. 3 часть




«Чёрт!» - подумал он, - «Телефон. Его же можно отследить. Придется избавляться, а жаль». В кармане пиджака лежал хороший смартфон. Там была масса нужной информации.
«А стирать с аппарата ничего нельзя, будет не естественно, и переписать сейчас некуда и нечем. Хотя, ладно, не беда», - подумал он, радуясь, что привычка делать копии самого ценного и хранить в необычном месте, наконец-то, пригодилась - в простом блокноте, дома, у жены в ее шкатулке с дамскими секретами хранилось всё нужное для памяти, но не для всякого взгляда.

«А жена даже и не знает, что в дне ее любимой шкатулки есть потайное местечко и там что-то спрятано», - усмешка его по этому поводу сейчас была доброй. Когда-то он сам подарил любимой эту шкатулку, приглядев ее на случайной распродаже. Ему понравилось потайное местечко, совершенно незаметное. А по дороге домой он решил использовать это место для хранения своих тайн и жене не сказал об этой особенности в шкатулке. Тайн тогда особых не было, но он каким-то седьмым чувством ощутил потребность всё же иметь свой личный закуток про запас. В случае любого катаклизма жена рефлекторно будет обязательно спасать эту шкатулку со своими секретами и памятными вещицами и, соответственно, спасёт и его ценную информацию. «Остается теперь добыть блокнот», - подумалось ему.

«Телефон, телефон…», - снова постучалась в голову тревога, прервав приятные воспоминания. Бодро вскочив, он вынул телефон из кармана пиджака, присел на корточки.
План действий, по-прежнему, рождался, казалось, сам собой.  Набрав короткое «SOS», он послал СМС своей жене. Затем выключил телефон. Избавляться от телефона было поистине глупо, не просчитав возможности его применения для своих целей, а пока план был уже практически однозначен - пустить по ложному следу, чтобы выиграть время для раздумий.

Он снова вскарабкался по откосу берега к шоссе. Было уже достаточно сумрачно. Машин не было - трасса была не особо востребованной, вела к небольшому уютному городку. Округ отличался малым количеством населения и большими лесами. Наконец, через несколько минут появился микроавтобус, и это было, как раз, самое лучшее предложение от судьбы для него. Невольно подумалось, - «Мне, похоже, везет».

Он взмахнул рукой, останавливая машину. Снова на удачу, в микроавтобусе или, скорее, в фургончике был только водитель.

Прикинувшись неадекватно выпившим, слегка пошатываясь и изобразив кривую и недовольную рожу, пешеход приблизился к открытому окну автомобиля со стороны пассажира и небрежно облокотился на дверь, просунув руки внутрь салона, и принялся нагло разглядывать изподлобья водителя, который оказался мексиканцем.

Водитель вопросительно наклонил голову, почувствовав излучение агрессии, но проговорил вполне дружелюбно:

- Что случилось, приятель?

- Заблудился. Город в какую сторону? – криво и совсем недобро усмехнулся «пьяница».

- Прямо по ходу, - водитель мотнул головой вперед, на секунду посмотрев вдаль перед собой. В этот момент мнимый пьяница незаметно выронил из левой руки свой телефон за спинку пассажирского сиденья и издал звук, похожий на рвотный рефлекс. Водитель брезгливо поморщился, мягко посоветовал:

- Тут всего-то два-три километра. Можно даже пешком с удовольствием пройтись.

Пешеход сделал задумчивое лицо, словно прикидывал свои возможности.

Водитель, конечно, соврал про расстояние - он явно не хотел такого попутчика, но спросил:

- А что тут интересного, приятель, чтобы заблудиться?

- Грибы-ягоды … собирал. Какое твоё дело? Умным хочешь казаться или чего …, а по виду полный дебил.

«Пьяница» произнес фразу тягуче, а последнее слово, якобы, тихо, чтобы водитель, как бы, не услышал, но водитель, конечно, услышал, и прозвучало это для него немного зловеще. «Пьяница» икнул и противно заржал, но тут же, как бы, подавился приступом рвоты, которую он очень натурально едва сдержал. Выглядело это настолько противно, что водитель потерял терпение:

- Э, приятель, проветрись-ка пешком! Полезней будет.

И микроавтобус с «горячим парнем» и нужным, создавшимся у него впечатлением рванул с места так, что облокотившийся человек отскочил и с видимым усилием еле удержался на ногах, раскачиваясь из стороны в сторону. Это, конечно, видел водила в зеркалах заднего вида, а также он увидел кулак, направленный «пьяницей» в свою сторону. И это довершило понимание водителем, что такого психа точно не стоило брать в попутчики.

«Отлично!», - подумал оставшийся без транспорта, вынужденный скрывать себя, человек без имени, пока без имени, – «Теперь этот мексиканец расскажет небылицу о грибах-ягодах и пьяном на дороге, но преследователи, конечно, узнают, что я не пью, поэтому не поверят водиле, а телефон, найденный у него будет явно намекать о насилии. Только бы сам водила не заметил телефон как можно дольше и, как праведный гражданин, не обратился бы к первому же полицейскому с доносом на пьяного бандита на дороге, т.е. на меня».

Человек без имени спешно изобразил около явных следов остановки микроавтобуса топтание и валяние тела на земле, а также след волочения ног по земле. Следы делал глубокие, но не четкие и смазанные, чтобы было не понятно, какая обувь и скольких человек оставили отпечатки. Всё это проделал очень быстро, за пару минут. На каменисто-песчаной почве с редкими кустиками травы получилось достаточно отчётливо. А густая трава не слишком близко подступала к дороге.

Он огляделся и затем бегом скрылся с открытого места, спустившись по обрыву к озеру, стараясь не оставлять следов. По его мнению, теперь у преследователей должно было появиться стойкое ощущение, что его похитили.

«А преследователи будут, ведь жена даст сигнал в полицию», - рассуждал он, - «И «старый друг» тоже пустит своих сыскарей в погоню, которые, вероятно, будут не из местной полиции, если он такой всемогущий, как показался. И, в итоге, они непременно столкнутся в своих общих интересах найти пропавшего. Найдут когда-нибудь этого мексиканца, который на допросе явно не будет симпатизировать разыскиваемому. Даже, наоборот, вспомнив мнимого пьяницу с рвотными позывами, водила будет демонстрировать брезгливость, а это в глазах полицейских, разбирающихся в мимике, будет отличным аргументом в пользу некоторых агрессивных нот в характере водилы. Ну и, конечно, мексиканец передаст разговор о ягодах-грибах и покажет место встречи с пьяным пешеходом. А там, вдруг, для всех увидятся странные следы, намекающие на что-то очень знакомое по фильмам о похищении. Особо желательно, чтобы полиция сама нашла телефон в машине мексиканца. Но, если даже сам мексиканец обнаружит телефон, он либо наберет какой-нибудь номер, чтобы прояснить ситуацию, что будет явно неадекватно воспринято абонентом на другом конце провода, либо, вообще, водила попытается присвоить телефон и усугубит своё положение подозреваемого. А еще у них будет головоломка с пропажей машины, которая была совсем не плоха для целей угона. Интересно, что будет на самом деле и сколько есть времени в запасе?»

С такими мыслями он спешно удалялся от места происшествия, ступая по воде у самого берега и держа по ботинку в каждой руке. Идти быстро босиком удавалось с трудом, потому что дно было не песчаным, а из мелкой гальки. Но это было и хорошо – следов не оставалось.

Предстояло часа два пути, а было уже почти темно. Огни отеля издалека выглядели очень сказочно на фоне сплошной стены леса под нависающим небом. В наступившей темноте уже только угадывался огромный зеленый простор за привлекательными домиками с пристанями, аккуратно вписанными в берег озера. Шоссе наверху над одиноким путником изредка шумело отдельными моторами, а вскоре и эти звуки совсем стихли. Дорога ушла влево, рассекая лес, но где-то подальше будет съезд к отелю направо, куда и шел человек без имени.

Он спешил, слыша только звуки воды и леса, придвинувшегося совсем близко к краю обрыва. Ему хорошо думалось. Продолжение зависело от него самого


Продолжение - http://victormiroshkin.blogspot.ru/2016/02/4.html

Комментариев нет:

Отправить комментарий