Translate

воскресенье, 28 февраля 2016 г.

Дар. 11 часть

Виктор Мирошкин
Дар. 11 часть




Это было утро полного непонимания. Ну да, примерно такое ощущение. Смотрите сами:

Водитель микроавтобуса и примерный семьянин в одном лице, ставший новым владельцем дорогого смартфона, не подозревал, что получил в дар, по существу, троянского коня с кнопками.

Жена такого «счастливого» и «находчивого» водителя встретила утро в привычных мамочкиных заботах, на некоторое время размывающих «важные» женские сомнения, то есть она пребывала в своём обычном утреннем состоянии, делая запрограммированные телодвижения.

А в другом городе, в то же самое время, другая женщина, так и не дождавшись ясных ответов из службы спасения, благополучно проведя тревожную ночь, отправив детей в школу, та самая жена беглеца «Смита», по-прежнему пребывала в непонимании и решала, что теперь ей делать – бить-звонить в колокола или спокойно ждать вестей.

А ее муж, уверенно поддавшись внутреннему сенсору опасности, добровольно продолжал проводить манёвр, «улетая» в какую-то новую жизнь. И хотя сейчас он чувствовал себя в относительной безопасности и наслаждался прибытием к индейцам, всё же мужчина был еще далек от понимания, что делать дальше и как проверить свои нешуточные опасения. Естественное сомнение мешало проводить «маневр» уверенно - а не напрасно ли он кружит и маневрирует.

А его наёмные преследователи пока не паниковали, только пребывали в легком непонимании, где находится след «зайца». Но «хлопцы в стойлах», как говорится, не томились, а уже активно действовали, подстёгнутые шефом-«крепышом», который, в свою очередь, споткнувшись об неизвестность пребывания «зайца», тоже поимел накануне пинок в виде неприятного разговора со своим «стальным» шефом.

А «стальной», образно говоря, краем своей мощной танковой колесницы вдруг походя зацепил маленькую шестерёночку - жизнь своего старого друга - ныне, как мы знаем, мнимого «Смита». Вся мощь «стального мотора» неожиданно не смогла провернуть или смять, как обычно, мизерную шестерёнку, и теперь все интересы и планы обладателя дара огромного масштаба возможностей заимели занозу. Это его неприятно отвлекало.

Можно было бы, конечно, выбросить из головы… как бы обломить этот упёршийся в «танк» мелкий зубчик чужого колесика, освободить собственное внимание. Но не получалось пропустить, перешагнуть кочку-друга широким шагом - что-то подсказывало «стальному», что он не может позволить самому себе перед собой же «сыграть слабака».

«Притопнуть, выровнять бугорок – только так мог поступать обладатель силы», - убеждал он себя, – «Никаких неясностей позади. Заноза должна быть удалена».

А жизнь весело продолжалась в своей непредсказуемости, радуя и огорчая…

Управляющий погоней «крепыш» собрал свой мозговой центр на совещание у себя в кабинете. Присутствовало только трое вместе с ним, и все они были чем-то схожи. Наверное, умный взгляд, сосредоточенность, физическая подготовка были тому причиной. «Крепыш» говорил, все слушали:

- Предполагаю, что произошло что-то неординарное. Объект ведёт себя непривычно. Выводы делать рано, но ясно, что наша логика упускает некоторые неизвестные из формулы, поэтому мы до сих пор пустые. Надо набрать дополнительные данные. Срочно. Сегодня всё должно быть выполнено и сразу забыто.

Пауза. Все нахмурились. Затем «крепыш» продолжил:

 - Первое… если он пропал, то его родные должны быть в безпокойстве. Если он не пропал, то родные его должны знать, где он. Надо проверить. Второе… надо получить его анкету. Третье… узнать у наших в полиции варианты технического отслеживания объекта с их стороны. Четвертое… что скажете?
Пауза.

- Думаю, что этого будет достаточно для дальнейших шагов, – сказал один из присутствующих.

- Согласен, – сказал третий из команды.

- Сами решите, кто за что отвечает. Жду доклады каждый час. Инициатива не приветствуется. Идеи доносить до меня сразу. Свободны, – «крепыш» многозначительно откинулся в кресле. Оба сотрудника молча вышли.

«Крепыш» не испытывал особого напряжения или безпокойства - людей он подбирал сам и был спокоен за их способности. Это был его обычный режим жизни. Работа такая.

Удобно расположившись в кресле, он с удовольствием просчитывал в голове варианты сложения очередной головоломки и делал благоприятный прогноз – сколько времени уйдёт на погоню. В успехе он не сомневался ни разу, свой азарт привычно держал под контролем, развитый аналитический ум использовал рационально, то есть без ненужного перегрева, экономя силы.

Фред, так его звали, давно понимал несколько больше в жизни, чем подчиненные, поэтому и был руководителем, но осознанно не на самом верху. Таким образом всегда в курсе, но не на острие удара. Предпочитая не гореть на работе, наслаждался процессом, оставаясь как бы в стороне от накала страстей. Единственным своим недостатком считал неразборчивость в том, на кого надо работать, кому надо помогать, отдавал себе в этом отчёт и осознанно не боролся с этим недостатком, принимая такой «нюанс», как есть, не угнетал себя угрызениями Совести, просто «выполнял работу» по мере ее поступления. Свою неразборчивость он даже относил к разряду высокого холодного разума, который важнее простого следования добру и злу. «Главное – это умение решать задачи, а последствия – это «отходы производства», не моё дело», - рассуждал он, - «Я выше этого, именно это - настоящая независимость и свобода».

- Шесть часов, – произнёс крепыш самому себе, давая этот срок на успех поиска, – С запасом.

Хлопнув себя по коленкам, Фрэд бодро вскочил с кресла и направился в кабинет шефа, – «Надо показаться на глаза», - он с недавних пор заметил, что его ненавязчивое периодическое присутствие в приёмной радует мистера Вилдинга, поэтому на некоторое время приходил туда и сидел у окна, изображая ожидание. Затем, как бы спохватившись, уходил. Да и поглазеть на приятную секретаршу за ее работой доставляло удовольствие. От регулярно предлагаемых секретаршей напитков Фрэд неизменно отказывался и этим явно ее радовал. Флирта не было, но взаимная симпатия им поддерживалась. Мало ли, что...

Сейчас, заглянув в приёмную, он застал небольшую делегацию. Трое опасных с виду парней находились в разных углах большого помещения. Он вопросительно посмотрел на секретаршу. Девушка, спокойно взглянув на него, продолжила стучать по клавишам. «Крепыш» понял, что всё нормально, но не стал входить, а вернулся к себе. «У шефа явно важный разговор и лучше быть на расстоянии, если не позвали», - это настроение в атмосфере он словил мгновенно.

Мистер Вилдинг, действительно, принимал важного человека, визит которого не афишировал. О госте знала только группа личных телохранителей, которые сейчас находились рядом в своем обычном месте – специальной комнате с двумя входами: один в приемную, другой в коридор. Телохранители были рядом, всегда начеку, но не бросались в глаза. Мистер Вилдинг требовал неукоснительно соблюдать правило: «Незаметно и эффективно». Формально телохранителями руководил Фред, но Генри Вилдинг мог использовать их и без ведома Фреда. Это было немного странновато, но Фред не протестовал против чудачеств шефа.

В кабинете решался вопрос стратегического характера, и даже намёк о намерениях мог сильно осложнить ход будущих процессов. Поэтому приезд был обставлен, как дружеский, обычный почти не запланированный визит вежливости делового партнёра в ходе турне по странам и континентам. Нельзя сказать, что поездка выглядела туризмом, но и важным делом назвать это путешествие было затруднительно, если не присутствовать при разговоре. В общем, со стороны встреча выглядела ничего не значащим обменом мнениями по текущим вопросам, как бы попыткой лишний раз увидеться.

Встреча была не долгой, но плодотворной - гость ушёл бодрым, веселым шагом, несмотря на свой возраст. Мистер Вилдинг закрылся и приказал не безпокоить ровно час, а сам снова принял ванну. Встреча заставила его понервничать, а чудесная ванна позволяла спокойно привести мысли в порядок.

пятница, 26 февраля 2016 г.

Дар. 10 часть


Виктор Мирошкин
Дар. 10 часть




Ирэн пыталась понять, что сейчас делает ее муж, и не могла. Неожиданный «sos» от мужа еще только начал ее терзать, сбивая с привычного хода жизни, но она уже как будто чувствовала дыхание черной бездны. О муже хотелось думать только хорошо, но теперь почему-то не получалось. Мучало непонимание, хотелось побыстрее всё прояснить и простить, что бы там ни было, самое невероятное. Разные предположение приходили в голову, но ей было не по силам даже представить ситуацию, чтобы совершенно порядочный Энтони коварно подставил бы другого человека, у которого до этого момента было всё предельно просто и ясно.

Однако «ситуация» некоторое время назад имела место, и этим подставленным человеком оказался водитель с мексиканской внешностью, который после встречи с «пьяным» несколько суетливо разогнал свой микроавтобус-фургончик в старательной попытке поскорее унестись прочь от неприятного субъекта у обочины. При этом раздраженный водитель зло поглядывал в боковое зеркало, как будто боялся, что его попытаются догнать.

Поскольку погони не было, Уго с облегчением вздохнул, радуясь, что избежал присутствия рядом с собой пьяненького странного мужичка. Сам себе, при таком явном убегании, Уго показался человеком с твердым характером, умеющем говорить «нет», и это несколько вскружило голову. Он даже присвистнул от ощущения своей силы и мог бы запеть, если бы вспомнил слова хоть какой-нибудь песни.

Уго Дорадо, конечно, недолго мучил себя воспоминаниями об остановке на дороге – встречи с дурачками уже давно не портили ему настроение сколько-нибудь сильно и надолго. Скоро фургон уже прибыл к офису мастерской, а мысли по поводу дела затмили всё остальное. Здесь Уго предстояло получить лодочный мотор и затем доставить его к побережью. Некоторое время назад этот мотор Уго сам забирал у хозяина для отправки в ремонт. А по адресу доставки жило милое семейство, предлагающее туристам индивидуальную рыбалку на озере. Кажется, мотор был уже «заслуженным» и неоднократно посещал ремонтную контору.

Оказалось, что заказчик уже звонил в офис весь в нетерпении и напомнил, что ждет мотор, как можно быстрее. Погрузили тяжелый ящик в фургон привычно легко, без задержки, и мрачные, чем-то недовольные грузчики молча удалились.

Уго собрался было сесть в кабину, но неожиданно до него донесся сверхаппетитный знакомый аромат, и Уго тут же захотел есть. Уйти от соблазна не было сил. Он огляделся и разглядел за кустами метрах в пятидесяти от себя передвижной фастфуд. Не раздумывая, Уго зашагал к нему.

Купив пару порций гамбургеров, удобно уселся на место пассажира в своем микроавтобусе-фургоне и с удовольствием приступил к еде. Он не торопился, наслаждаясь процессом. Время не позволяло, заказчик торопил, но еда «командовала» сильнее.

Обычно во время приема пищи Уго предавался пространным размышлениям. Вот и теперь ему вспоминался приятный период его армейской жизни. Молодость, много ожиданий, адреналин, безшабашность, никаких тяжелых моральных обязательств. Сила мышц была залогом его свободы. Уго давно понял, что ему нравилось подчиняться и выполнять приказы. Предельная ясность и отсутствие ответственности за последствия от исполненных приказов были для него признаком счастливой и правильной жизни. И солдат Дорадо искренне старался выслужиться, умилялся от похвал, а особенно радовался вариантам материального поощрения. В этом образе жизни, солдата, он находил большой смысл – защита демократии плюс справедливое вознаграждение от страны за усилия.

Сейчас армейские воспоминания приводили его в приятное расположение Духа. Он жевал, улыбаясь сам себе, а со стороны выглядел полностью счастливым от еды человеком.

Но вскоре лицо его помрачнело. Воспоминания неизбежно подошли к точке окончания службы. «И тут началось!», - ударило восклицание в голову и растеклось хронической обидой, – «Государство меня обмануло, и примерный солдат Дорадо недополучил заслуженное внимание общества, вознаграждение оказалось как-то маловато за целых десять лет службы…».

Хотя полученное гражданство обещало привольную жизнь, Уго не смог накопить на такую жизнь достаточно денег. То, что было выплачено ему за службу, очень скоро закончилось. И тогда пришлось начать работать на тяжелых и не интересных работах, больше грузчиком. Он переезжал из города в город, пока однажды не встретил соплеменницу, которая свела его с ума, и в итоге работяге Уго пришлось жениться, после чего он ощутил сначала счастье, а потом некоторый постоянно нарастающий дискомфорт в жизни. Дети не заставили себя ждать, удивив его новым ощущением нехватки времени.

Планы жены невероятным образом становились его главными планами, и он решал и решал проблемы, плодящиеся безпрерывно. Семейство стало искать лучшей жизни, перемещаясь по стране. Пометавшись, в итоге, они оказались в Нолэнде.

Уго, по желанию жены, стал заниматься доставками всяких мелких грузов сначала на арендованном транспорте, а затем и на своём. И это занятие ему самому вскоре даже понравилось относительной свободой и привычным исполнением приказов-заказов. Жена организовала легальность этой работы и умудрилась обеспечить клиентами. Уго оставалось только привычно подчиняться. Дети росли, и требовалось работать всё больше. Но денег по-прежнему катастрофически не хватало. Он постоянно думал о прошедших со дня свадьбы годах только как о череде возникающих проблем. Хорошее почему-то просто так не вспоминалось.

Выражение лица Уго поменялось, и теперь кислый вид жующего говорил окружающим, что еда совсем плоха, и приходится есть совершенно по необходимости.

Дожевав одну порцию, он отложил вторую в бардачок, чтобы доесть после доставки мотора, и переполз на водительское место. С раздражением, как будто машина виновата, резкими рывками завел двигатель и, оглядевшись, двинул фургон в путь, резко вывернув на дорогу. Лодочный мотор позади напомнил о себе легким стуком о стенку, и этот звук вернул Уго в действительность, заставив действовать поосторожнее.

Вскоре привычно натянувшиеся нервы постепенно расслабила монотонность дороги.

* * *

Доставка груза прошла буднично и отняла около трех часов. Пришел вечер.

Уго возвращался домой. Он наслаждался коротким периодом дня, когда нет невыполненных обязательств, а новые еще не подоспели. Мысль зло пнула в голову, - «Но ничего, сейчас жена, как всегда, вывалит накопленные за день обиды и проблемы».

Как ни странно, он только усмехнулся на это, подумал о детях. А вот детей он любил настолько, что прощал им всё. И, по сути, он торопился к ним.

А дети, как обычно, ждали доброго папу. И не успел Уго зарулить к дому, как мальчики уже крутились около фургона, мешая маневрам.

Он, улыбаясь, нестрого прикрикнул на них. Мальчишки послушно отступили, и автомобиль спокойно занял своё место у края дороги. Секунда… и оба сорванца уже сидели на пассажирском сиденье, наперебой расспрашивая, где папа побывал, кого видел, что возил. Они без устали ползали по салону, заглядывая во все щели.

Наконец, младший вытащил из-под сиденья смартфон и начал с удивлением рассматривать его.

- Папа, а это у тебя новый телефон?

Уго был безмерно удивлён.

- Ты где его нашёл?

- Тут, – мальчик указал рукой под сиденье.

- Дай мне, – Уго взял телефон и повертел в руках. Никаких мыслей о причине появления находки не было. Телефон выглядел отлично, явно дорогой. Уго даже боялся его включать. Решил посоветоваться с женой.

- Так. Вылезаем, - приказал он детям.

* * *

До ужина супруги решили не обсуждать находку.

Поужинав и отправив детей в свою комнату, Уго взял телефон и, взглянув на жену, решил, наконец, включить телефон. Жена молча наблюдала. Попытка удалась, и еще около часа они с удовольствием изучали содержимое смартфона. Даже немного поиграли в игры. Оба понимали, что такой телефон им не по карману и радовались, как дети.

Еще до ужина они твердо решили оставить телефон себе, посчитав это подарком судьбы. Но пока не определили, кому из них он нужнее и важнее. «Согласование» супруги оттягивали до последнего. А пока наслаждались новой вещицей, предварительно вытащив бывшую там сим-карту и вставив свою. Они как-то сразу догадались, что старый владелец может попытаться найти телефон, сделав контрольный звонок. Но поздно! Семейство Дорадо уже считало телефон своим, ведь жена Уго всегда воспринимала работу мужа как поход за добычей, и всё, что он приносил, в ее голове сразу становилось собственностью семьи. В чём, совершенно же очевидно, была и ее немалая заслуга. Уго и не думал протестовать.

Вечерние разговоры супругов текли на обычные темы, но через некоторое время Уго заметил, что жена не верит ему, вернее тому, что Уго не знает происхождение телефона. Жена после его неоднократных попыток объяснить свое незнание, каждый раз на мгновения погружалась в задумчивость и затем, вдруг, задавала странные вопросы, будто старалась поймать его на несоответствии.

Неловкие ответы и предположения Уго как будто сами собой только усугубляли его чувство вины, подкармливая раздражение жены. Несмотря ни на какие усилия, в ее глазах теперь всё выглядело тайной, которая раскрылась частично и случайно. Уго уже меньше радовался телефону, потому что знал, как при недоговорённостях женская фантазия жены сама по себе расцветала безгранично-кудрявыми и совершенно небывалыми подробностями.

Для себя же Уго решил, что телефон вывалился из кармана одного из попутчиков, которые были у него каждый день. В том числе и сегодня их оказалось целых трое. Совесть Уго не безпокоила, он с ней договорился, - «Если не берегут такие богатые вещи, то не слишком-то им и горько будет потерять безделицу. Еще купят...». Такое объяснение легко успокоило его совесть, но не успокоило жену. Она тщательно несколько раз просмотрела информацию в телефоне и убедилась, что никого и ничего знакомого не имеется, контакты были явно странными для мужа – значит телефон, решила она, был не его, и муж не прятал от жены этот гаджет. Она, конечно, также предположила, что телефон может принадлежать женщине, но модель была скорее мужской. Смс были стёрты. В общем, ничего компрометирующего она не нашла, но всё равно до конца не успокоилась. Тревога не уходила.

Устав от телефона, по заведённому порядку они уселись смотреть телевизор. Все собственные проблемы забылись с первыми словами одного из героев ток-шоу. Они погрузились в чужие проблемы, с радостью сравнивая их со своей спокойной жизнью. Супруги улыбались, считая, что день заканчивается хорошо.

* * *

Продолжение - http://victormiroshkin.blogspot.ru/2016/02/11.html

четверг, 25 февраля 2016 г.

Дар. 9 часть

Виктор Мирошкин
Дар. 9 часть




* * *

Еще подъезжая к индейской стоянке, «Смит» сразу приметил двух женщин в национальной индейской одежде, сидящих у костра на циновке и увлеченно занятых рукоделием, но издалека было трудно разглядеть предмет их занятости. Вспомнилась жена. «Как там Ирэн? Что она решит делать, получив смс или уже что-то сделала? Остается только надеяться, что я правильно понимаю женщин, хотя, кто может похвастаться, что понимает космос?», - он улыбнулся, – «Мне повезло, что «Ир» слушает и слышит меня…», - что-то сжалось в его груди и медленно отпустило, – «… сегодня растёт из вчера…», - втиснулась в мысли мудрость, - «Да. А что же было вчера? …», - рука сама потянулась к голове, словно собираясь пошевелить извилины. Он попытался припомнить подробности из прошедшего дня, но накопившаяся усталость не давала сосредоточиться...

* * *

Если суметь вернуться во вчерашний день, то некоторые моменты непременно хотелось бы переделать.

«Знать бы, где упасть – соломки бы постелила», - примерно такой смысл заплескался в голове Ирэн, переливаясь вариациями, в тот момент, когда она прочитала смс от мужа, - «Почему это всё мне и почему сейчас, что мне делать… нельзя было написать поподробнее, что я должна сделать… можно подумать – я поняла… чем мне помочь, куда бежать, кого просить…», - мысли побежали усиливающейся струйкой, грозя перерасти в мутный брызгающий фонтан, вызывающий калейдоскоп глупых движений и ошибочных решений, но Ирэн знала, как это предотвратить и поэтому просто присела на стул поудобнее, посмотрела через окно на небо, на плывущие по своим делам облака, глубоко вздохнула и, не спеша, сделала ответный звонок.

Абонент отсутствовал в сети - телефон мужа был выключен.

Нервозно теребя телефон, женщина снова задумалась, пытаясь рассуждать спокойно, - «Смс послал муж. Сам. Видимо случилось что-то из предсказуемого, раз сообщение всё же дошло…», - в этот момент она почувствовала совершенно отчетливо спокойное присутствие мужа где-то рядом, как будто он сидел на лавочке у дома.

Посмотрев на закрытую дверь в комнату, она продолжила размышления, – «Sos – это на языке мужа значило, что тело цело, но нет душевного спокойствия или он занят – спасает свою Душу, но так это расшифровывалось в шутку, когда она ему звонила, а ему что-то мешало долго объяснять-рассказывать. Но сейчас было другое дело - это он сам послал сообщение. Значит - либо ему нужна помощь, либо он просто заранее даёт понять, что всё у него цело, но он будет недоступен. Ладно – буду так думать. Незачем фантазировать в плохую сторону, лучше уж в хорошую», - последняя мысль несколько подбодрила и освежила, хотя, не расслабила, - «Значит надо что-то делать… Ну да, раз нет расслабления, а есть безпокойство – значит что-то не сделано», -  это она усвоила давно.

Женщина вдруг осознала, как ужасно ей хотелось запаниковать, прослезиться и позвать на помощь хоть кого-нибудь. Но это первое желание, она знала, почти всегда простая паника. Да и в доме она сейчас одна. Откуда-то даже накатила короткая волна уныния, но Ирэн уже почти взяла себя в руки.

«Для спокойствия, хотя какое может быть спокойствие, надо позвонить в офис, его секретарю», - это показалось разумным, и она набрала номер:

- Здравствуйте, Стэлла, это Ирэн, как поживаете? Мой муж ничего не передавал мне? Не могу ему дозвониться, - Ирэн говорила бодро, старалась не выдавать безпокойства.

- Здравствуйте, Ирэн! Как Вы? Никаких указаний насчет Вас не было. Последний звонок был несколько часов назад – о прибытии в Нолэнд. Ничего особенного. А что случилось?

- Я же говорю – не могу ему дозвониться. Помогите, пожалуйста, найти его.

- Хорошо. Буду искать. Я вам сообщу, когда найду его или он сам Вам перезвонит. Так нормально будет?

- Да. Благодарю Вас. До свидания.

- До свидания, миссис Грибо.

Ирэн встала и прошлась по комнате, потом спустилась в гостиную, села на диван и включила телевизор. Нашла канал с новостями, как будто ожидала, что диктор сейчас объявит новости о ее муже, но там обсуждались, конечно, совсем другие темы, которые сейчас были ей совсем не интересны.

Продолжая тупо смотреть в бубнящий экран, она почувствовала, что плавно погружается в состояние истерики. Ждать звонка секретарши и просто сидеть дома становилось невыносимо. Она выключила телевизор.

«Ладно, а что сделал бы в такой ситуации Эн?», - так она ласково, по-домашнему, называла мужа, сокращая имя Энтони, – «Ну, сказал бы своё – «без паники» и начал бы развешивать гирлянды логических размышлений, выводя из терпения», - по ее мнению это было часто излишне и надо было просто довериться интуиции, - «Вот ведь, я же часто просто угадываю результат, до которого он своей логикой доходит не сразу и теряет время. Сейчас у меня первое желание обратиться в полицию. Может так и сделать? Нет, подожду полчаса», - она засекла время, прилегла и снова включила телевизор.

За полчаса ничего не произошло, зато у нее окончательно утвердилось решение обратиться в полицию. Хотя бы за советом. Но всё же она решила снова позвонить на фирму Стэлле.

- Это снова я. Извините, что тороплю, но может быть что-то прояснилось? Стэлла, что Вы посоветуете? Просто сидеть и ждать нет сил. Может позвонить в полицию?
             
- М-м-м… Возможно… Но я не понимаю, почему такое безпокойство? Может у него проблемы с телефоном или связью? Я созванивалась с филиалом и попросила разыскать Вашего мужа, мистера Грибо, ну и спросила, что о нём слышно. В их офисе сказали, что он в городе, сам им звонил о прибытии. Они по моей просьбе занялись поисками, но пока ответа нет… ищут. Как Вы думаете… возможно, что, в случае чего, местная полиция будет предпочтительнее нашей? Мне в филиале сказали, что если что-то пойдёт не так, то наши сотрудники на месте сами решат, обращаться в полицию или нет. Хорошо, Вы согласны? Хотя, конечно, Вы вправе принимать решение самостоятельно. Извините, я, кажется, нагнетаю …

- Нет, нет, благодарю Вас за совет и помощь. Пусть будет пока так. Мне нечего сейчас добавить. До свидания… Я по-прежнему буду ждать известий от Вас, – с этими словами Ирэн медленно нажала отбой, а Стэлла, не зная, что сказать, растерялась и промолчала, невольно заразившись безпокойством жены руководителя ее фирмы.

Сейчас Ирэн оставалось только ждать. И она покорилась, собираясь еще потерпеть, но вдруг телефон зазвонил. Это был междугородний звонок.

- Здравствуйте, Ирэн, это Тим Сноудэн, руководитель филиала. Ой… извините, что представляюсь официально, – в телефоне хмыкнуло, и через паузу голос продолжил, – Разволновался. Стэлла просила найти мистера Грибо. Нам, к сожалению, до сих пор не удалось это сделать. Знаю только, что он приехал, попросил автомобиль и сам за рулём отправился к кому-то из своих знакомых в городе. Когда появится – не сказал. Телефон выключен. Возможно, что он не хочет, чтобы его безпокоили?

- Нет. Не думаю… - Ирэн тут же, автоматически заподозрила признаки измены. От этого стало еще тяжелее держать себя в руках, – Он прислал мне смс с просьбой о помощи.

- Вот как? Это меняет дело. А что он написал и когда? – Тим был не в курсе условных сигналов между супругами Грибо и принял сообщение про смс очень всерьёз.

- Просто «SOS» и всё. Потом телефон перестал отвечать. Часа три уже, кажется, прошло. Могу посмотреть точную дату получения смс.

- Не надо. Мне не надо. Похоже, что стоит обратиться в полицию, хотя, допускаю простую разрядку батареи на телефоне. Что Вы думаете по этому поводу?

- Он мог бы просто прислать сообщение «села батарейка». Кажется… кажется другого выхода нет, надо обращаться в полицию.

- Вы сами обратитесь или нам сделать запрос?

- Я сама.

- Хорошо.

Они распрощались и Ирэн набрала номер экстренной помощи, кратко изложила суть - это она умела. Ее успокоили, что «всё будет хорошо», попросили принять успокоительное и ждать звонка.

На этом разговор был закончен, и к Ирэн сразу же после этого от осознания, что она запустила процесс поисков и сделала всё, что смогла, пришло, наконец, некоторое спокойствие. Женщина вспомнила о детях.

Взглянув на часы, она, мать двоих детей, увидела, что скоро ненаглядные вернутся с занятий. Захотелось что-нибудь приготовить детям. Хотя бы тостеры. Но мысль перескочила на непорядок в собственной внешности, и она поискала глазами зеркало, но быстро передумала прихорашиваться, а просто прилегла на диван, решив всё же сделать еду, но позже, пока дети будут приводить себя в порядок после улицы.

Телевизор тихо бубнил о своём. Она не слушала, прикрыв глаза.